12.12.2017, Вівторок, 03:45

Борислав в "Історії міст і сіл Української РСР"

Пропонуємо Вам для ознайомлення статтю про місто Борислав, яка була частиною "Історії міст і сіл Української РСР" — енциклопедичного видання про історію міст та сіл України, що складається з 26 томів.

Це перша фундаментальна історична праця, кожний том якої висвітлював історію населених пунктів окремих областей України, а їх на той час налічувалося майже 40 тисяч.

Для написання нарисів про міста і села Української РСР були залучені обласні державні архіви, музеї, краєзнавчі науково-дослідні установи. Неабияку роль в цьому зіграли і наукові бібліотеки, де було найбільш повно зосереджено краєзнавчу літературу. Очолювала цю роботу Державна історична бібліотека України, яка спільно з Інститутом історії АН України розробила методичні рекомендації щодо організації роботи обласних бібліотек з надання допомоги авторам "Історії міст і сіл…".

Стаття, яку Вам пропонуємо, написана російською мовою. Оскільки вона є досить таки об'ємною за розмірами, для зручності ознайомлення із нею, ми розбили її на чотири частини.  Обов'зково дочитайте її до кінця.

Частина 1
Борислав

Борислав — город областного подчинения. Расположен в 99 км к юго-западу от Львова и в 9 км от Дрогобыча, в предгорьях Карпат. Через Борислав проходят автомобильные дороги Дрогобыч — Сходница, Трускавец — Подбуж. Железной дорогой соединен с Дрогобычем. Городскому Совету подчинен Сходницкий поселковый Совет.

Современный Борислав включает территории бывших старинных сел: Борислава, Тустановичей, Губичей, Мразницы и Бани-Котовской, которые, начиная со второй половины XIX в., быстро разрослись и в начале XX в. слились в один город.

История возникновения поселений в этих местах уходит в далекое прошлое. Об этом говорят некоторые топонимические названия, а также ряд археологических памятников и исторических документов. Так, одна из гор на юго-западной окраине Борислава до сегодняшнего дня называется Городище, что указывает на существование здесь в древности укрепленного поселения. Такое же поселение — городище существовало и в другой части города — Мразнице{Ратич О. Древньоруські археологічні пам"ятки на території західних областей УРСР. К., 1957, с. 78.}. В акте от 1525 года о размежевании сел Тустановичей и Губичей гора, разделявшая их, названа Сторожней. Это свидетельствует о ее оборонном значении в прошлом. Название села Тустановичей (теперь это юго-восточная часть города) также связано с древним городищем и замком Тустанем (вблизи с. Урича), сооруженным русскими князьями. Этот замок упоминается в списке русских городов, захваченных в 1340 году шляхетской Польшей {Monumenta Poloniae Historica, t. 2. Lwów. 1872, c. 627.}. Следы укреплений замка сохранились до наших дней.

Первое письменное упоминание о Бориславе встречается в грамоте польской королевы Ядвиги от 19 марта 1387 года о даровании с. Тустановичей вместе с монастырем, именовавшимся Бориславом, двум братьям — Юрию и Ананию Доброславичам. Впоследствии эта грамота была подтверждена королем Ягайлом {Matricularum Regni Poloniae Summaria, p. IV. v. 3. Varsovlae, 1915, Suppl. 323, 330.}. Название бывшего села, ставшего теперь частью Борислава — Бани-Котовской связано с соляными промыслами. Сначала оно называлось Котов. С развитием солеварения название села начали отождествлять с солеварней (баней), и оно закрепилось как официальное наименование.

Котов упоминается в документах за 1515 год. В первой половине XVI в. в его окрестностях были обнаружены соляные источники и создана солеварня (жупа), ставшая вскоре наряду с дрогобычской и старосольской одной из самых больших в Русской земле {Turska J. Inwentarz zup Samborskich z 1558 r. Studia z dziejów górnictwa i hutnictwa. Wrocław, 1957, c. 330—334.}. Кроме котовской жупы, принадлежавшей, как и другие, казне, в Тустановичах находилась частная солеварня местного пана.

Борислав, Тустановичи, Мразница и Котов (Губичи были королевским владением) принадлежали частным землевладельцам — мелкопоместным украинским шляхтичам Пустомытовским и Попелям. Впоследствии оба эти рода пришли в упадок и растворились в многочисленной среде западноукраинской мелкой шляхты, положение которой отличалось от крепостных крестьян лишь юридической независимостью от феодалов. Владельцами всех этих сел стали богатые польские шляхтичи.

Богатые пастбища на склонах гор, в частности в окрестностях сел Доброгостова, Уличного, Тустаня и Трускавца, привлекали многих купцов, гнавших из Валахии и предгорных местностей скот на продажу на запад, в Моравию и Силезию. Сюда также вел путь от долины речки Стрый на северо-запад и связывавший Венгрию и Валахию с Польшей.

Особенно оживленной была торговля солью, которую добывали в селениях Котове (Бане-Котовской), Тустановичах, а также в Дрогобыче, Сольце, Колпце, Модриче, Трускавце, Стебнике, Уличном, Станиле, Ясенице-Сольной и Нагуевичах.

Из Тустановичей вышли два видных деятеля украинской культуры конца XVI — первой половины XVII вв.— братья Лаврентий и Стефан Зизании, сыновья мельника. Первый из них, педагог и активный борец против католицизма, был преподавателем Львовской братской школы, откуда в 1592 году переехал в Брест, а затем — в Вильно. В 1596 году в Вильно Лаврентий Зизаний напечатал первый на Украине и в Белоруссии букварь со словарем («Наука ку читаню и разумѣню писма словенскаго...») и «Грамматіку словенску съвершеннаго искуства осми частій слова...». Перу Лаврентия принадлежит также «Катехізис» (1927 г.), неоднократно переиздававшийся в Гродно (1783, 1787, 1788 гг.) и Москве (1874 г.). Лаврентий Зизаний называл себя Тустановским. Его работы, написанные на староукраинском языке, в значительной мере способствовали развитию языковедческой пауки у восточных и южных славян.

Брат Лаврентия Стефан, известный украинский полемист конца XVI в., по сведениям за 1586 год, был дидаскалом школы Львовского братства, а затем ее ректором (по 1593 год). После переезда в 1593 году в Вильно развернул деятельность в Троицком православном братстве. Здесь в 1595 году Стефан Зизаний напечатал «Катехізис», а в 1596 году—«Казанье святого Кирилла патріарьхи іерусалимъского о антіхристѣ», направленное против римского папы. В 1644 году «Казанье» было опубликовано в Москве на русском языке и пользовалось большой популярностью. Современники отмечали, что Стефан Тустановский был в «грецьком и словинском языку муж учоный велце» {Марченко М. І. Історія української культури. К., 1961, с. 138.}.

Социальный гнет на захваченных польскими феодалами украинских землях усугублялся еще и жестокими преследованиями местного православного населения католическим духовенством. Все это вызывало сопротивление со стороны порабощенного крестьянства. В 1648 году, во время освободительной войны украинского народа, крестьяне восстали против феодалов и овладели замком в Сходнице {Жерела до істориї України-Руси, т. 4. Львів, 1898, с. 288, 289.}. Однако после отхода крестьянско-казацких войск Богдана Хмельницкого польские магнаты жестоко расправились с повстанцами.

К концу существования Речи Посполитой, в 70-х гг. XVIII в. Борислав и Мразница были собственностью брацлавского подчашего Я. Копыстинского, которому принадлежало также соседнее село Попели. Хозяином Тустановичей был граф М. Остророг.

В 1772 году западноукраинские земли захватила Австрия. Австрийские власти провели в 1787 году перепись землевладений. В Бориславе тогда насчитывалось 55 крестьянских дворов, 4 мельницы, 2 корчмы и церковь; в Мразнице — 26 дворов и 2 корчмы; в Тустановичах — 131 двор, 2 мельницы, 3 корчмы и церковь; в Губичах — 25 дворов, корчма и церковь; в Бане-Котовской — 81 двор и 2 корчмы {ЦГИА УССР во Львове, ф. 19, оп. 14, д. 188, 242, 267. 268.}.

В конце XVIII в. австрийское правительство забрало в казну Тустановичскую доминию вместе с солеварней и свыше 5300 моргов земельных угодий, отдав взамен их владельцу — графу Остророгу бывшие старостинские имения Поторицу, Волю-Поторицкую, Жабье и Витков на Сокальщине и несколько других сел возле Замостья {Czemerynski K. O dobrach koronnych byłej Rzeczypospolitej Polskiej. Lwów, 1870, c. 120.}.

Став частью Австрийской империи, Галиция оказалась оторванной от основной части украинских земель, а также от Молдавии и польских территорий, с которыми она была связана длительными экономическими связями. Потеря крупных рынков сбыта поставила соляную промышленность Галиции в трудное положение. Упадку соляного промысла способствовало также введение австрийским правительством монополии на соль. В течение 1773—1799 гг. были закрыты 49 солеварен, в том числе Тустановичская, в 1786 году пришли в упадок и подсобные промыслы {Szajnocha W. Płody kopalne Galicyi, t. 2, Lwów, 1894, c. 73.}.

Начиная с XIX в. на смену соляному промыслу в Бориславе пришел новый — нефтяной.

Естественные выходы нефти в Бориславе были известны давно. Собиранием ее занимались т. н. лыбаки, черпавшие нефть с поверхности воды подмазками. Местное население использовало ее как средство против различных болезней, в частности чумы, а также для производства колесной мази. В XVIII в. нефтью торговали на многих ярмарках Галиции. В Дрогобыче на ярмарке было отведено даже отдельное место для т. н. репников, продававших нефть {З історії західноукраїнських земель, вин. 4, с. 37.}. Из Францисканской метрики, составленной в 1820 году, явствует, что крестьяне Борислава и соседних сел, занимавшиеся добычей нефти, обязаны были ежегодно сдавать помещику «по два гарнца хорошей чистой нефти» {ЦГИА УССР во Львове, ф. 146, оп. 19, д. 3422, л. 15.}.

В 1810 году правительственное разрешение на добычу нефти получили первые нефтяные предприниматели Геккер (горный чиновник Трускавецкой солеварни) и Митис, в 1843 году — управление государственных лесов в Дрогобыче, в 1858 году — предприниматель Клегер {Яцкевич С. А. Становище робітничого класу Галичини в період капіталізму, с. 23.}.

В 1817 году Геккер отправил в Прагу 14 бочек очищенной нефти. Часть продукции он продавал аптекам, использовавшим ее в качестве заменителя дефицитного «каменного масла», импортировавшегося из Италии {Zeh J. Pierwsze objawy przemysłu naftowego w Galicyi. Czasopismo Towarzystwa aptekarskiego, 1889, N 12, c. 202.}. В 1850 году годовая добыча нефти в Бориславе достигла 200 цнт. В 40-х гг. XIX в. нефть успешно перегоняли на Стебницком соляном заводе, где она использовалась для освещения шахты. Однако и тогда еще нефть не находила широкого применения. Лишь после изобретения в 1853 году керосиновой лампы в Бориславе начались лихорадочные поиски нефти. Добывали ее весьма примитивным колодезным способом. Наряду с нефтью встречался также озокерит (горный воск). Тогда он еще не представлял интереса, поскольку не были известны его полезные свойства. Озокерит выбрасывали вместе с породой. Когда же в 60-х гг. XIX в. была обнаружена большая ценность этого минерала как сырья для производства парафина и церезина, предприниматели увидели в нем источник наживы. Добыча нефти и озокерита резко возросла. В 1860 году в Бориславе возникли сотни шахт. Через пять лет (1865 г.) здесь насчитывалось около 6 тыс. колодцев, в том числе 165 — по добыче воска. В 1875 году на территории тогдашнего Борислава площадью в 80 га было около 12 тыс. колодцев, принадлежавших 179 мелким и 75 более крупным предприятиям, на которых было занято 10,5 тыс. рабочих. В 1873 году союзу производителей Гартенберг-Гольдхамер принадлежало 68 шахт, капиталисту Дингеру из Моравской Остравы — 32 шахты. Роберт Домс из Пруссии владел 10 га нефтеносной земли, 21 фабрикой по топлению воска с 81 рабочим и 4 нефтеочистительными фабриками со 116 рабочими {Яцкевич Є. А. Становище робітничого класу Галичини в період капіталізму, с. 23, 25.}.

За короткое время почти вся земля в Бориславе очутилась в руках пришлых и местных предпринимателей и спекулянтов. Это был классический пример первоначального капиталистического накопления на западноукраинских землях, базировавшегося, как и во всех странах, по выражению К. Маркса, на «экспроприации земли у сельскохозяйственного производителя, крестьянина», когда «значительные массы людей внезапно и насильственно отрываются от средств своего существования и выбрасываются на рынок труда в виде поставленных вне закона пролетариев» {Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, т. 23, с. 728.}.

Погоня капиталистических дельцов за максимальными прибылями привела к тому, что к началу 80-х гг. XIX в. в Бориславе осталось только 5 крестьянских семей, сохранивших свои клочки земли {Rogosz J. W piekle galicyjskim. Gródek, 1896, c. 49.}. Этот печальный факт выражен в таких словах народной песни: Ой, мовили бориславці, що будуть панами, А вни поле попродали та й пішли з торбами {Франко I. Твори, т. 5. К., 1951, с. 475.}.

В 1870 году добыча нефти в Бориславе составила 11,2 тыс. тонн, а озокерита — 5 тыс. тонн {Szajnocha W. Płody kopalne Galicyi, c. 122.}, в 1886— соответственно 90 и 45 тыс. тонн.

31 декабря 1872 года была открыта железнодорожная ветка Борислав—Дрогобыч, соединившая Борислав с Прикарпатской железной дорогой, что обеспечило выход бориславской нефти и озокерита на широкий рынок. Это послужило толчком для еще более интенсивной эксплуатации нефтеносных полей и применения технических усовершенствований в добыче.

В результате внедрения механического бурения скважин в 1893—1896 гг. были обнаружены основные нефтяные месторождения на территории собственно Борислава, а в 1903 году — в Тустановичах. Последующие поиски дали еще более неожиданные результаты. Вследствие открытия и эксплуатации новых месторождений добыча нефти на территории современного Борислава возросла с 562,19 тыс. тонн в 1906 году до 1937,62 тыс. тонн в 1909 году {Rymar L. Galicyjski przemysł naftowy. Kraków, 1915, c. 23—27.}./139/

Хищническая эксплуатация нефтяных полей привела к оскудению бориславского месторождения. Начиная с 1909 года добыча нефти в Бориславе стала сокращаться и к концу господства Австро-Венгрии в 1918 году упала до 832 тыс. тонн {Loewenherz О. Elementarz przemysłu naftowego w Polsce. Boryslaw, 1937, c. 27.}. В озокеритной промышленности в это время происходила концентрация производства. Если в 1895 году здесь действовали 23 предприятия по добыче озокерита, то в 1913 они стали собственностью двух компаний {Компанієць І. І. Становище і боротьба трудящих мас Галичини, Буковини та Закарпаття на початку XX ст., с. 44.}.

Быстрое промышленное развитие Борислава обусловило рост его населения. Надежда на заработок влекла сюда рабочих и крестьян. Если в 1859 году в пяти селах, вошедших затем в состав нынешнего города, насчитывалось 3027 жителей, то в 1910 году, то есть через полвека,— уже 31 859. В самом Бориславе число жителей за этот период возросло с 621 до 15 145 человек {Handbuch des Lemberger Statthaltereigebiets in Galizien für Jahr 1859. Lemberg, 1860, c. 339, 351, 399, 463, 549; Allgemeine Verzeichnis der Ortsgemeinden und Ortschaften Österreich. Wien, 1915.}.

Условия труда рабочих были тяжелыми. Добыча нефти из колодцев производилась на открытом месте, под дождем и ветром. Лишь над некоторыми, где добывали озокерит, имелись деревянные навесы. Под таким навесом устанавливался коловорот с двумя подвешенными ведрами. Он обслуживался двумя рабочими. В этих ведрах опускали рабочих на дно шахт. В шахтах рабочим постоянно угрожали удушающие газы, вода или обвалы. Вентиляция в них осуществлялась с помощью кузнечного меха или примитивной веялки с отведенной на глубину нескольких метров металлической трубой.

Побывавший в Бориславе венский инженер Лейхнер, опустившись в шахту, установил с помощью анемометра, что в ней на одного рабочего приходилось в 10 раз меньше воздуха, чем предусматривалось действовавшими санитарными нормами {Lefchner J. Erdöl und Erdwachs in Boryslau. Wien, 1897, e. 5.}. В 1878 году украинский писатель М. Павлик наблюдал, как шахтер перед спуском в шахту прощался с товарищами, остававшимися на поверхности {Яцкевич Є. А. Становище робітничого класу Галичини в період капіталізму, с. 27.}.

Описывая условия труда в Бориславе, И. Франко на основе данных, полученных в Дрогобычском суде, отмечал в 1882 году, что отсутствие техники безопасности приводило к гибели десятков и сотен рабочих («То яма обвалилась, то канат, оборвался, то испарения удушили на смерть!..») {Франко І. Твори, т. 5, с. 476.}.

Ужасными были жилищно-бытовые условия трудящихся. Жилье оседлого рабочего представляло собой покрытую соломой или досками нищенскую избу. Люди, прибывавшие сюда на сезонные заработки, размещались в бараках, имевших жалкий вид, большинство вообще не имело жилья. Квартплата была очень высокой. В частных квартирах за одну комнату в 10—12 кв. м ежемесячно платили по 3—4 золотых ринских {Яцкевич Є. А. Становище робітничого класу Галичини в період капіталізму, с. 39—41.}. В таких комнатах, кроме деревянных топчанов, ничего не было. В комнате площадью 19,5 кв. м ночевало 20 человек. Духота и вонь душили людей. Об условиях труда и жизни рабочих говорили: «В Бориславі кінська робота, а свинське спання».

Ежедневной пищей рабочих был картофель или гороховый суп с черным хлебом. Возле рабочих бараков и кухонь стояли грязные корчмы, являвшиеся очагами воровства, грабежей и убийств.

Вот как в 1899 году описывал жизнь рабочих чешский социалист А. Бернер: «После шести часов вечера видишь в Бориславе живые толпы, бредущие заболоченными дорогами. Однообразными, желтыми кажутся эти толпы. Они не идут домой, ибо нет дома. Не идут в барак, ибо им нечем платить. Не страшатся дождя, не обходят болота, ибо в мокром и грязном работали целый день. У них нет ни одежды, ни обуви, кроме грязного лохмотья и порванных за зиму лаптей, привязанных к ногам веревками. Вечером идут в лавку, где родственница надсмотрщика или предпринимателя продает водку... Пьют водку, беседуют, проклинают своих мучителей. Постепенно друг за другом засыпают, один сидит, другой лежит в уголке или под скамьей. И так лежит 20—70 душ, мужчины, женщины и дети, так тесно, что не могут перевернуться на другой бок» {«Робітнича газета», 31 июля 1960 г.}.

Нищенская жизнь и бесправное положение бориславских рабочих пробуждали в них ненависть к эксплуататорам, толкали на борьбу за свои права. Зарождение и первые шаги этой борьбы ярко описаны И. Франко в повести «Борислав сміється». Выступление доведенных до отчаяния рабочих, закончившееся поджогом в 1873 году нефтяной скважины {Франко I. Твори, т. 5, с. 473.}, послужило автору основой для написания этого художественного произведения.

В мае 1881 года, возмущенные мошенничествами администрации французской фирмы при выплате зарплаты, 300 рабочих выступили в защиту своих прав. Выступление было настолько грозным, что перепуганные хозяева предприятия вызвали на помощь жандармов.

Со временем в среду бориславских рабочих начали проникать идеи социализма, одним из первых пропагандистов которых стал И. Франко. Под влиянием социалистических идей в 80-х гг. XIX в. на ряде промыслов Борислава возникли рабочие организации, т. н. братства, оказывавшие во время стачек помощь бастующим.

В 1890 году нефтяники Борислава отметили демонстрациями и митингами день международной солидарности трудящихся Первое мая.

Большое влияние на рост классовой сознательности бориславских рабочих, как и всех трудящихся Галиции, оказала революционная борьба пролетариата России. В июне 1901 года в Бориславе вспыхнула забастовка рабочих двух озокеритных шахт, длившаяся с 7 по 16 июня. В ней приняло участие более 2500 человек. Рабочие требовали повышения заработной платы, еженедельной ее выплаты, 8-часового рабочего дня, обеспечения жилой площадью или выплаты квартирных, упорядочения дел в братских кассах, права на забастовку. Во время забастовки произошло столкновение рабочих с жандармами. Были произведены аресты рабочих. Хотя забастовка закончилась незначительными уступками со стороны предпринимателей, она показала, что пролетариат озокеритной промышленности организованно выступил на борьбу против капитала {З iсторії західноукраїнських земель, вип. 5, с. 116.}.

В начале июня 1902 года в день расстрела участников забастовки строительных рабочих Львова в одной из озокеритных шахт Борислава, в результате отсутствия техники безопасности, произошла катастрофа. Погибли 19 человек, 4 были тяжело ранены. Похороны рабочих превратились в мощную политическую демонстрацию. Это событие нашло отклик и среди трудящихся других стран {Каковський К. Г. На шляху до Великого Жовтня, с. 84.}. Решительная борьба бориславских рабочих сыграла большую роль в вовлечении в революционное движение новых слоев промышленного и сельского пролетариата.

С 8 июля по 10 августа 1904 года состоялась массовая забастовка нефтяников Борислава. Бастовавшие требовали введения 8-часового рабочего дня, предоставления бесплатного жилья, строительства в городе водопровода, бань, больниц, открытия поликлиники, общедоступной столовой и магазинов. Когда предприниматели отказались удовлетворить эти требования, началась забастовка, в которой, по официальным данным, приняло участие около 6 тыс. человек. Выступление было горячо поддержано рабочими Кракова {З iсторії західноукраїнських земель, вип. 2, с. 153—162; вип. 5, с. 120, 121.}. Но в результате вмешательства полиции и войск забастовка была подавлена. Власти во главе с наместником распустили профсоюз, организовавший материальную помощь забастовщикам, запретили выплаты помощи в больничных кассах, арестовали и предали суду 60 человек.

Известие о забастовке бориславских рабочих быстро распространилось за границей. Об этой стачке узнали бакинские рабочие. Они выразили свою солидарность с рабочими Борислава и возмущение жестокими репрессиями австро-венгерского правительства и предпринимателей{Там же, вип. 2, с. 162.}.

Стачка в Бориславе в 1904 году подготовила рабочих к новым классовым битвам за свержение капитализма. Борьба бориславских рабочих, поддержанная трудящимися всей Галиции, показала революционную силу народных масс, все решительнее поднимавшихся на борьбу против социального и национального гнета.

Особенно широкий отзвук в Бориславе получили революционные события 1905—1907 гг. в России. 29 января 1905 года состоялось собрание рабочих Борислава, участники которого приветствовали революцию в России и почтили память жертв «кровавого воскресенья». Первого мая прошли митинг и демонстрация {З історії західноукраїнських земель, вип. 1, с. 46.}. Дальнейшим толчком к революционному подъему послужила Октябрьская всероссийская политическая стачка. По всей Галиции прокатилась волна политических выступлений, во время которых трудящиеся требовали введения всеобщего избирательного права, в Бориславе была объявлена забастовка.

Трудящиеся заявили также о своем стремлении освободиться от австро-венгерского гнета и воссоединиться с основной частью украинского народа, находящегося в составе России. Эти настроения И. Франко в одном из своих выступлений выразил так: «Мы солидарны с наилучшими сынами русского народа». Перепуганный староста Дрогобычского уезда в шифрованной телеграмме, направленной львовскому наместнику, просил немедленно усилить жандармские посты в Бориславе, Дрогобыче и прислать войсковые подкрепления.

Следует отметить, что массовость и организованность были характерными чертами собраний и демонстраций, происходивших в то время. Так, в Бориславе на 10 митингах присутствовало 15 тыс. человек {Каковський К. Г. На шляху до Великого Жовтня, с. 136.}. В митинге, организованном 28 ноября 1905 года, приняло участие более 4 тыс. рабочих {ЦГИА УССР во Львове, ф. 146, оп. 4, д. 3760, л. 20, 46, 85.}. В том же году в Бориславе состоялась стачка {Каковський К. Г. На шляху до Великого Жовтня, с. 146.}.

В апреле 1909 года большой размах приняла забастовка рабочих озокеритных шахт. В мае того же года на одной из них бастовало 600 человек. В июне весь Борислав потрясла забастовка рабочих, занятых на строительстве резервуаров. В ней участвовало около 5 тыс. человек {ЦГИА УССР во Львове, ф. 146, оп. 4, д. 3771, л. 13.}.

Продолжая борьбу за 8-часовой рабочий день, 30 июня 1910 года собралось на митинг около 5 тыс. нефтяников Борислава. После митинга состоялась демонстрация, во время которой произошли столкновения с полицией.

22 мая 1914 года на озокеритном руднике в Бориславе вспыхнула стачка 740 горняков. Рабочие выступали за отмену понижения заработной платы и удовлетворение других экономических требований {З історії західноукраїнських земель, вип. 5, с. 132.}.

Под влиянием нарастающего революционного движения в России в городе в 1912 году возник нелегальный кружок «Вільна освіта», в котором рабочие изучали произведения Карла Маркса и В. И. Ленина. Кружок, просуществовавший до середины 1914 года, объединял свыше 50 человек. Полагают, что организатором его был один из выдающихся деятелей революционного движения в России и Польше Феликс Коп, работавший в то время в Дрогобыче. Деятельное участие в создании кружка приняли два русских эмигранта — участник революции 1905—1907 гг. Р. Маслов и матрос с броненосца «Потемкин» Поляков, прибывший сюда из Румынии и работавший слесарем на нефтепромысле. Активными членами кружка были рабочие И. Лобанцив, И. Обущак, М. Пачковская, М. Штиглян и др. {Ярошенко А. Д. В. І. Ленін і революційний рух на західноукраїнських землях, с. 55, 56; «Львовская правда», 22 апреля 1964 г.}.

В Бориславе длительное время жил и работал участник восстания на броненосце «Потемкин» Г. К. Мешаyов {«Вільна Україна», 19 декабря 1971 г.}.

О тесных связях рабочих Борислава с русскими революционерами свидетельствуют записи в адресной книге ЦК РСДРП за 1912—1917 гг., где среди адресов большевистских организаций и групп в России и за границей есть и такие: «Галиция, Борислав, станция Досвядчальна (опытная станция — прим. ред.) для Сицинского, ул. Паньска — (Газовый завод)» и «Борислав, ул. Паньска, газовый завод М. Вельчинского для Сицинского» {«Исторический архив», 1959, № 3, с. 33.}.

Благоустройству города мало уделялось внимания. Город находился в запущенном состоянии. Улицы были мало благоустроены. Питьевая вода отсутствовала, поэтому жители брали ее из горных потоков. Городские власти не заботились о медицинском обслуживании трудящихся. Медицинскую помощь в единственной больничной кассе Борислава, созданной в 1896 году, могли получить лишь те рабочие, из чьих заработков отчислялись деньги на ее содержание. Несколько медицинских работников, трудившихся в этой кассе на 20 коек, не могли оказать своевременную и эффективную помощь многим больным города. В восьми школах с четырех- и пятилетним сроком обучения занимались не все дети, ибо за учебу нужно было платить значительную сумму денег.

С начала первой мировой войны Бориславский нефтяной район оказался в сфере военных действий. Значительная часть рабочих была призвана в австро-венгерскую армию и отправлена на фронт, в городе введено военное положение, власть передана в руки военного комиссара {Хонігсман Я. С. Проникнення іноземного капіталу в економіку Західної України в епоху імперіалізму (до 1918 р.). Львів, 1971, с. 215; «Нефтяное хозяйство», 1927, № 2, с. 269.}.

В конце августа 1914 года город заняли русские войска. Трудящиеся доброжелательно отнеслись к солдатам русской армии. Заняв Борислав, представители царской администрации прежде всего поспешили удовлетворить притязания своих союзников — французских и английских монополистов. Им не только были возвращены нефтяные богатства, отобранные австро-германскими военными властями, но и отдана значительная часть владений, принадлежавших венгерским компаниям. Для охраны их выделялись специальные воинские подразделения {Хонiгсман Я. С. Проникнення іноземного капіталу в економіку Західної України в епоху імперіалізму, с. 222; «Нефтяное хозяйство», 1927, № 2, с. 268.}.

После отступления русских войск австро-германское командование попыталось наладить добычу и переработку нефти для нужд армии. С этой целью с фронта были отозваны те, кто раньше работал на промыслах. Все рабочие-нефтяники были объявлены мобилизованными, их обязали работать по 14 часов в сутки. Без разрешения администрации они не имели права оставлять рабочие места больше, чем на три часа. Заработная плата была снижена на 30—50 проц. Т. н. нефтяные команды из военных круглосуточно осуществляли надзор за рабочими. Людей, проявлявших малейшее недовольство, арестовывали, отправляли в концентрационный лагерь {ЦГИА УССР во Львове, ф. 225, оп. 1, д. 2, л. 15, 113, 117; ф. 228, оп. 1, д. 212, л. 3—10; ф. 264, оп. 1, д. 13, л. 14, 15.}.

Жилищ во время войны не строили. О снабжении города продуктами питания никто не заботился. Всеобщие реквизиции, проводимые в уезде, прекратили поступление продуктов питания на рынок. Жителям Борислава приходилось преодолевать десятки километров, чтобы по высокой цене купить кусок хлеба.

Все это — и жесточайшие порядки, порожденные войной, и беззаботность эксплуататоров, не желавших принять меры для улучшения материального положения и быта трудящихся, объективно содействовало повышению политической сознательности рабочих, активизации их борьбы против угнетателей. В 1917 году здесь снова вспыхнули стачки.

В. С. Дмитриенко, Д. Д. Низовой

Частина 1



Подібні статті:

До історії польської гімназії-ліцею в Бориславі

Храми Борислава

The Tyśmienica still flows (Borislav, Ukraine)

Борислав та його околиці за актами ревізії Перемиської землі 1692 року

Найдавніший Борислав (походження топоніма, перші писемні згадки)

----------
Є про що поговорити? - заходьте на форум!

Прагнете новин? Вам сюди - новини мого міста



Творімо історію свого міста добрими думками і гідними вчинками.
Доведемо землякам і всьому світові, що Борислав і бориславці - найкращі!