12.12.2017, Вівторок, 03:47
Город нефтеносных огородов
   

О городе Бориславе слышали, наверное, все, и не в последнюю очередь благодаря Ивану Франко. В школе изучают его произведения «Борислав смеется» и «Боа констриктор», действие которых происходит в Бориславе, а всего город упоминается в двух десятках сочинений классика. Что и неудивительно: село Нагуевичи, где родился Франко, находится всего в нескольких километрах от Борислава, о котором, впрочем, сам Иван Яковлевич отзывался не самым лестным образом — «галичанский ад».

Открытие нефтяных месторождений возле города породило настоящий бум, не меньший, чем золотая лихорадка в Калифорнии. В поисках счастья сюда массово хлынули авантюристы, разбойники, но в основном — простые обездоленные люди в надежде разбогатеть. Удалось это единицам, жизнь большинства была навсегда сломана в гонке за богатством. Кажется, что нефть — а сам город находится на крупнейшем нефтяном месторождении в Украине — и поныне сущее проклятие для бориславцев. После нефтяного бума прошло больше ста лет, но нефтепромыслы и сегодня создают для города больше проблем, чем удобств. Чтобы убедиться в этом, достаточно на несколько дней съездить в Борислав.

О лыбаках и барабах

Поездка из районного центра Дрогобыча в Борислав по основательно разбитой дороге занимает не более получаса, вернее сказать — один город незаметно переходит в другой. Автобусная остановка находится здесь прямо за неказистым мостом, на который многие не обратили бы внимания. Но ценители творчества Ивана Франко, конечно же, узнают его: это так называемый Барабский мост, возле которого собирались барабы, представители городского дна, в поисках поденной, самой неквалифицированной и малооплачиваемой работы. «Поденные рабочие были совершенно бесправными, — говорит наш гид, краевед и научный сотрудник Музея нефти и газа Украины Олег Микулич. — Определяли же барабов на самые опасные участки, поэтому смертность среди них была высочайшая».

Барабов ни в коем случае нельзя путать с еще одним типом бориславцев — лыбаками. Исчерпывающее определение того, кто такие лыбаки, дал Иван Франко в повести «Яць Зелепуга»: «либаками звалися давніше в Бориславі ті, що при помочі кінських хвостів згортали з поверхності води, калюж та джерел бориславських виступаючу на них кип’ячку (т.є. за нечищений олій земний) і продавали її на смарилово до возів». На всякий случай объясним детальнее: лыбаки для добычи нефти не копали ямы, они с помощью лошадиных хвостов или обычных веников собирали ее с поверхности реки Тысменицы и городских водоемов.



Лыбак как персонаж стал настолько ассоциироваться с жителями Борислава, что его изображение с двумя ведрами нефти даже поместили на городском гербе. А то, что современники Франко использовали нефть в первую очередь для смазки подвод, тоже неудивительно. О крекинге нефти тогда еще просто не знали. Хотя бориславский изобретатель Иван Зег первым в Австро-Венгрии перегнал нефть в керосин и получил патент на керосиновые фонари. Впрочем, он дорого заплатил за свое открытие: из-за неосторожного обращения с керосином его мастерская загорелась, в огне погибли жена Зега с сестрой.



Парк на углеводородах

Характерный запах сырой нефти основательно пропитал бориславский воздух. Нефтяные промыслы напоминают о себе повсюду. Даже телевизионная мачта, если присмотреться, представляет собой отработавшую свое нефтяную вышку, на которой укрепили фидеры. Особенно же наглядно видно, насколько сильно переплелись город и нефть, в городском парке. С одной стороны, парк как парк, со стандартными аттракционами и запущенными аллеями. Однако абсолютную неповторимость ему придают нефтяные насосы-качалки, мерно движущиеся вперед-назад прямо под кронами деревьев. Рядом с ними играют дети, под нефтяными вышками отдыхают мамы с колясками.

Один из насосов расположился аккурат за памятником Адаму Мицкевичу. Это никого не удивляет. Любой бориславец знает, что парк разбит прямо на нефтяном поле. Здесь это совершенно нормальное явление. Часто можно увидеть качалку в огороде, причем возле работающего механизма мирно пасутся козы, бродят куры. А пенсионеры — хозяева живности зло отзываются о нефтяниках, своими большегрузными машинами разбивающих все подъездные дороги. Ни за дороги, ни за вышки в огороде бориславцы никакой компенсации не получают.



Над ручьем в парке сложное переплетение труб, ведущих от качалок к подземным резервуарам. Говорят, за сто лет нефтедобычи под городом была проложена столь запутанная система трубопроводов, что сейчас в ней не может разобраться никто.

Копанки: опасный привет из прошлого

Пик нефтедобычи в Бориславе пришелся на 1909 год, когда из здешних недр было выкачано два миллиона тонн нефти, что составляло двадцатую часть мировой нефтедобычи. С того времени объемы добычи неуклонно снижались, и на сегодня предприятие «Бориславнефтегаз» добывает всего сто тысяч тонн нефти и сорок миллионов кубометров газа в год. Это обеспечивает занятостью примерно полторы тысячи работников отрасли. Однако прогнозы неутешительны — эксперты сходятся в том, что старые запасы полезных ископаемых за сто лет практически исчерпаны, их едва хватает на то, чтобы по минимуму загружать мощности соседнего Дрогобычского нефтеперерабатывающего завода.

Нужно искать новые месторождения, но геологоразведочные работы здесь не проводятся уже лет десять. Но городской власти Борислава головной боли добавляют не только проблемы нынешние, но и те, которые остались в наследство от предыдущих поколений.

Как уже говорилось, во времена Ивана Франко нефть качали самым примитивным способом, вырывая колодцы-копанки глубиной 20–30, реже — до 50 метров, не слишком задумываясь о рекультивации земель. После того как из них выкачивали нефть, колодцы не герметизировались, не засыпались землей, их просто прикрывали сверху досками. Сколько было вырыто таких «старательских» ям, не знает никто — на карту их, разумеется, не наносили. Одни исследователи говорят, что заброшенных копанок в Бориславе две тысячи, другие считают, что тысяч двадцать. За сотню лет дерево сгнило, и старые колодцы проваливаются то в одном месте города, то в другом. Весь Борислав, стоящий на тысячах колодцев, напоминает голландский сыр, только масштабом побольше. Под одной только местной школой обнаружили семнадцать заброшенных копанок.



Олег Микулич обращает наше внимание на небольшие трубы, торчащие из земли непосредственно за зданием горсовета. Каждая из них установлена на месте бывшей копанки и имеет конкретное предназначение — отводить скапливающийся в бывшей шахте газ. Газ — это еще одна проблема Борислава. Он в критических концентрациях скапливается в погребах и подвалах города, двадцать лет назад одно из зданий здесь взлетело на воздух из-за взрыва газа, погибли девять человек. Из-за высокой концентрации газа бориславцы не стеклят в подвалах окна и не заходят в погреба с открытым огнем.

«Город практически ничего не имеет со своего же месторождения, — жалуется городской голова Борислава Владимир Фирман. — Старые скважины не зацементируешь, нефть и газ все равно выйдут на поверхность. Что тут говорить, если даже под зданием горсовета двадцать две дегазационные шахты? Половина города находится на территории горного отвода, а вся наша земля пропитана продуктами нефтедобычи. Только из затопленной озокеритовой шахты ежедневно выбрасывается в атмосферу 1770 кубометров газообразных углеводородов. В колодцах концентрации фенолов превышают допустимые показатели в 20–30 раз, в реках — в 40–45 раз. Загрязненность грунтовых вод тяжелыми металлами превышает допустимые нормы в десять раз! Получаем ли мы достаточную компенсацию за это от нефтяников? Конечно нет. Даже то, что они раньше перечисляли в городской бюджет, согласно новому Налоговому кодексу пойдет в столицу. Город не может справиться с проблемами сам, а государство не понимает, что у нас зреет экологическая катастрофа. Пусть в Киеве никого не интересует наша нефть, но ведь чиновников должна волновать экология!».



Спасение на глубине 3000 метров

Впрочем, городской голова признает, что проблемы не только в нефтяниках. Борислав, бывший крупный индустриальный центр, ныне в глубокой депрессии. Предприятия, ранее формировавшие местный бюджет, прекратили работу — абразивный, хлебный и асфальтовый заводы, фарфоровая фабрика, недавно остановился и лакокрасочный завод «Галлак».

Уничтожена и когда-то единственная в Советском Союзе шахта по добыче озокерита (горного воска), который использовался в медицинской промышленности и как изоляционный материал для кабелей. Ее оборудование, изготовленное еще в Австро-Венгрии, отправили на металлолом, несмотря на попытки краеведов присвоить ему статус памятника техники. В городе безработица, тысячи горожан уехали на заработки за границу. Но в то же время мэр считает, что спасти Борислав можно только с помощью дальнейшего развития нефтедобычи. «У нас еще никто не искал нефть на глубине более трех тысяч метров, — говорит он. — А ведь там ее должно быть намного больше, чем той, которая сто лет кормила город. Нужно найти инвестора, чтобы запустить битумные шахты. Кроме того, следует подумать, как использовать наш газ для обогрева и производства электричества».

Но пока инвесторы не идут в Борислав, здесь есть возможность развивать малозатратный бизнес — туристический. И это не такая уж утопия, как кажется на первый взгляд.



Карпаты начинаются с Борислава

Это начинаешь понимать, пересекая Буховский перевал, который отделяет собственно Борислав от поселка Схидныця. Горы и леса вокруг образуют фантастически красивый пейзаж. Сегодняшняя Схидныця — это курорт, который последние десять лет активно застраивается пансионатами и коттеджами. И это при том, что Схидныця — точно такой же нефтяной центр, как и Борислав. Правда, нефть здесь находится ближе к поверхности земли, и добывают ее не автоматами-качалками, а с помощью филиального колеса — индустриального чуда, оставшегося еще со времен Франца-Иосифа. Медленно оборачиваясь, круг с приспособленной к нему нехитрой системой передач может задействовать до сорока скважин одновременно. Чем не туристический объект?

Кстати, попытки эксплуатировать бренд индустриального Борислава начала ХХ века наблюдаются здесь на каждом шагу. Например, в недавно открытом ресторане «Площа Панська» гостей развлекают городской кинохроникой тридцатых годов, когда город по своей территории был третьим в Польше после Варшавы и Лодзи. А кроме двух уже имеющихся городских музеев к 265-летию города собираются открыть еще один, посвященный истории «Бориславнефтегаза».

А еще Борислав и Схидныця могли бы стать производителями... минеральной воды. Источники ее бьют прямо в горах. В некоторых случаях минерализация воды настолько высока, что транспортировать ее приходится по трубам из нержавеющей стали: любые другие она попросту разъедает. Вода, правда, имеет слабый привкус нефти. Хотя чего еще ожидать на древнейших украинских нефтепромыслах?     


Николай Полищук
Виктор Ведомый
Weekly.UA 14.04.11


Інші статті:

Доля розпорядилася на користь спорту

Історія освоєння Бориславського нафтового родовища та екологічні наслідки його експлуатації

Марія з Франкової землі

----------
Є про що поговорити? - заходьте на форум!

Прагнете новин? Вам сюди - новини мого міста


Творімо історію свого міста добрими думками і гідними вчинками.
Доведемо землякам і всьому світові, що Борислав і бориславці - найкращі!